Благотворительность

Мы стараемся поддерживать людей, нуждающихся в помощи. На первом месте для нас, конечно же,стоит здоровье детей. Поэтому, Kartina.TV ежемесячно выделяет деньги на лечебные мероприятия и укрепление детского здоровья. На этой страничке Вы можете узнать о судьбах семей, на которые обращено наше внимание.

В сотрудничестве с общенациональной благотворительной программой «АиФ. Доброе сердце», Kartina.TV содействует лечению тяжелобольных детей. В рамках этой программы мы собираем с каждого заходящего к нам заказа по 1€ и ежемесячно перечисляем накопленную сумму нашим подопечным.

- с каждого заказа на лечение детей

1 августа 2012

 

Дима Ащепков

Дима Ащепков

 

Можно было бы просто написать: «В 11 месяцев Диме Ащепкову поставили страшный диагноз», но я же уже знаю, что просто – не поможет, и ищу, ищу слова, чтобы выцарапать Димку оттуда, где он сейчас.

Знаете, в чём ужас? В том мире, где сейчас живёт этот парень, мире, отделённом от нас – нормальных, здоровых, почти что бессмертных – стеной, его история банальна... Я знаю много таких Димок. Сегодня прошу за Ащепкова.

Подвиг одного города

Всё случилось у Ащепковых одновременно – и горе, и радость: в конце зимы выяснилось, что мама беременна третьим ребёнком, девочкой, и заболел второй, сын. Вроде бы резались зубы, но с такими осложнениями, которых не было у старшего, Дениски: температура под 40, плач и вой беспрерывный... Три раза вызывали врача – гель для снятия зубной боли, жаропо­ нижающее, «мамочка, не паникуйте». На четвёртый врач не пришёл, позвонили в «скорую». «Скорая» – в реанимацию... Потом уже врачи сказали, что если бы ещё пролечили «зубы» пару дней дома, то Димку бы потеряли. Так младший Ащепков в свои 11 месяцев оказался в детской онкологии с диагнозом «рак крови, лейкоз».

В челябинской онкологии их было много таких – маленьких, с исколотыми венами, теряю­ щих волосы и задорный блеск в глазах... Двое на глазах Ащепковых умерли. Диме в силу возраста пророчили шансы: 50 на 50. То ли выживет, то ли нет... Начали химию. Воспаление лёгких, пневмония, воспаление кишечника – неполный список побочных явлений или просто издержки больничного содержания. «Дети лежат там годами, – рассказывает мне мама Юля по скайпу, и я вижу её тёмную чёлку и шестимесячный живот, и ещё Димкин чубчик на уров­ не клавиатуры. – Димка не мог избавиться от кашля – битком набитые палаты. Капали дешё­ вые отечественные препараты: сын слабый, без сил... Мы видели, как даже наши 50 процентов на глазах таяли... У нас нет претензий к врачам – такова система, но нашего сына мы хотели от неё спасти». Ащепковы приняли решение лететь в Израиль.

Израильские врачи назвали свой процент: 86. Не 85, не 90 – ровно 86!.. Оставалось найти деньги. За лечение, 5 блоков химии, клиника выставила счёт – 245 тысяч долларов.

Здесь можно было бы просто написать: «Сумма для семьи неподъёмная». Папа – логистик в компании, занимающейся грузоперевозками, мама до декрета работала в ресторане. Но я хочу вам рассказать, что делают люди, когда судьба припирает их к стенке. Папа Ащепков за­ кружил весь город Челябинск в хороводе помощи Димке. Ящички, в которые можно опустить деньги, развешаны по всему городу; в парке проходят праздники в Димину честь, на которых собираются средства; продаются воздушные шарики с логотипом; форумы в Интернете, по­ свящённые Димкиному спасению, взрываются идеями: «А давайте ещё устроим автопробег!», «Наклейки на машинах!», «Бейджики на груди!» Я хочу вам сказать, что пер­ вые два блока химии для Димы Ащепкова оплатил один город! На оставшиеся три нужно подключать всех остальных.

«Хамут» - значит «сладенький»

– Лечение в Израиле совершенно отличается от отечественного. Мы не лежим в больнице, а живём дома, на съёмной квартире, сюда приходим на капельницы, а потом идём гулять на море. Здесь у Димки прошёл кашель; буквально за пару дней он совершенно изменился: стал

бодрым, у него появились силы, здесь сын сделал свои первые шаги... От химии ­ никаких побочных эффектов, даже волосы целы! – Юля улыбается мне с экрана монитора, а я вижу за её спиной расписанные детскими рисунками яркие стены. Всё в клинике «Шиба» сделано для того, чтобы дети не пребывали за проклятой стеной, отделяющей их от нас, в своём аб­ сурдном мире, где шансы на жизнь можно измерить с точностью до единицы. Отделение, в котором убивают раковые клетки, меньше всего похоже на больницу, скорее на детский сад. Клоуны приходят каждый день. И говорят по­русски: «Здесь больше пол­отделения – из Рос­сии... А Димку зовут Хамут, что значит «сладенький».

Скоро Юле уезжать домой рожать; к Диме приедет бабушка – лечение продлится ещё ми­ нимум год. Город Челябинск неутомимо ищет деньги. Я листаю страницы форумов: «Салома­тина Клавдия Михайловна передала Диме 200 тысяч рублей, низкий ей поклон». Макс Чванов: «Сегодня внёс небольшую частицу средств на выздоровление вашего ребёнка, у самого сын в реанимации». И поразивший меня в самое сердце неизвестный: «Положил 135 рублей – извиняюсь, что так мало: это был мой обед».

...Сегодня я прошу за Диму Ащепкова, парня почти полутора лет, история которого ба­ нальна для мира, в котором он живёт. Сколько ещё таких Димок! Нашему ещё повезло: город Челябинск встал за него горой. Но одного города мало...

Можно было бы просто написать: «В 11 месяцев Диме Ащепкову поставили страшный диагноз» – и ждать, что вы поможете. Так и будет, я верю. Только знаете, что самое сложное в этом деле? Понять, что тот, Димкин, мир и наш – это одно и то же. Горю легко переступить эту черту. Доброму сердцу – тоже.

 

Скачать оригинал письма (193.92 KB, PDF)